СлайдшоуСлайдшоуСлайдшоуСлайдшоуСлайдшоу

06.04.2018 Главный психиатр Министерства обороны Российской Федерации Шамрей Владислав Казимирович о современном состоянии и перспективах развития военной психиатрии

06.04.2018 Главный психиатр Министерства обороны Российской Федерации Шамрей Владислав Казимирович о современном состоянии и перспективах развития военной психиатрии

«Сегодня психическое здоровье военнослужащих рассматривается как один из факторов боеготовности вооруженных сил и национальной безопасности России» 

 

Уважаемый Владислав Казимирович, расскажите немного о себе. Как Вы стали военным психиатром, кто повлиял на это решение?

— Интерес к психиатрии у меня проявился на старших курсах обучения в Военно-медицинской академии, во многом благодаря изумительному преподавателю — Олегу Николаевичу Кузнецову. Его неординарный подход к чтению предмета выражался в том, что ряд тем он обсуждал вне учебного времени, посещая со слушателями Эрмитаж, театры, выставки. Через призму патопсихологии и психопатологии давал оценки театральным постановкам, отдельным художественным произведениям, тем самым увлекая нас психиатрией.

Затем, отслужив четыре года на Северном флоте в должности начальника медицинской службы атомной подводной лодки, я получил неоценимый опыт, который наряду с обучением в Академии, клинической ординатуре и адъюнктуре, существенно отразился не только на моем становлении как офицера, но и на окончательном выборе профессии, в том числе на моих научных интересах, связанных со специфическим, экстремальным характером службы.

Владислав Казимирович, как формировалась отечественная военная психиатрия? Расскажите, пожалуйста, о возглавляемой Вами одной из старейших кафедр психиатрии в России.

— Началом формирования военной психиатрии как отдельной дисциплины в нашей стране стало создание самостоятельной кафедры психиатрии. До этого в Императорской медико-хирургической академии психиатрию преподавали в рамках судебной медицины, затем — терапии. В 1860 году император Александр II утвердил положение об открытии в Академии пяти новых кафедр, в том числе нашей. Ее возглавил Иван Михайлович Балинский — основоположник отечественной психиатрии. Он создал кафедру, а также лучшую в Европе кафедральную клинику. Подобные лечебные учреждения в Старом Свете начали появляться только в конце XIX века.

Таким образом, при подготовке врачей учебный, научный и лечебный процессы стали неразрывными. Кстати, ущербность современного вузовского преподавания отдельных клинических дисциплин во многом обусловлена искусственной попыткой разграничения этого триединства.

Впервые клинико-организационные основы военной психиатрии были заложены во время Русско-японской войны 19041905 годов. Исходя из ее опыта, в 1910 году на III съезде психиатров В. М. Бехтерев предложил выделить военную психиатрию в отдельную дисциплину и сформулировал принципы психиатрического обеспечения боевых действий, не потерявшие актуальность до настоящего времени. К сожалению, впоследствии о них нередко забывали. Например, в послереволюционные годы ряд военно-политических деятелей считали, что в эпоху великих преобразований психических заболеваний в армейском коллективе быть не может. При этом военнослужащих с реактивными состояниями относили к паникерам, нередко «купируя» проблему военными трибуналами. Исправлять такой подход стали лишь в период Великой Отечественной войны. В дальнейшем каждая война, какой бы характер она ни носила, порой весьма жестко напоминала о востребованности военной психиатрии.

Сегодня психическое здоровье военнослужащих рассматривается как один из факторов боеготовности вооруженных сил и национальной безопасности России. Следует сказать, что сотрудники кафедры наряду с проведением большой учебной, научной и лечебной работы оказывают значительную методическую помощь медицинской службе округов и флотов, постоянно выезжают в командировки, принимают непосредственное участие в разработке и реализации перспективных федеральных и ведомственных целевых программ.

С какими проблемами приходится сталкиваться военным психиатрам? Изменилось ли состояние психического здоровья призывников и военнослужащих в последнее время?

— Психическое здоровье военнослужащих является отражением здоровья нации. Так, несмотря на проводимые «барьерные» мероприятия, военные психиатры отмечают довольно высокие показатели пограничной психической патологии, поведенческих нарушений, стресс-обусловленных расстройств, различных видов зависимости. Безусловно, их распространение в армии намного ниже, чем в целом по стране, но структура и динамика, особенно в области пограничной психической патологии, зеркально повторяет общие для страны, да и для других армий мира, тенденции.

Кроме сугубо боевых психических патологий, включающих весь спектр стресс-обусловленных расстройств, сочетанной и коморбидной боевой травмы, специфической военно-профессиональной патологии, отдельной проблемой для военной психиатрии мирного времени являются специфические дезадаптационные расстройства, наиболее часто возникающие у военнослужащих по призыву. Для их решения, учитывая переход на один год службы и резкое повышение физических и психоэмоциональных нагрузок, необходимо пересматривать требования к военно-профессиональным качествам военнослужащих и менять существующие принципы мониторинга психического здоровья личного состава.

В свою очередь, организация психопрофилактических мероприятий среди военнослужащих по контракту, особенно выполняющих специфические виды военно-профессиональной деятельности, требует нестандартных организационных мер с использованием современных информационных технологий. Лимит кадров и времени, в частности при проведении массовых обследований, может приводить к ошибкам в оценке и, как следствие, к несвоевременной коррекции психических патологий у военнослужащих.

Успешное преодоление многих проблем военной психиатрии возможно лишь при тесном межведомственном взаимодействии специалистов, прежде всего в области нормативно-правового регулирования вопросов сохранения психического здоровья, причем не только лиц, желающих связать свою жизнь с военной службой, но и ветеранов боевых действий.

Какова специфика подготовки военных психиатров?

— На кафедре реализована сквозная система подготовки: от преддипломного образования, включающего факультеты подготовки врачей для различных видов вооруженных сил, до подготовки и повышения квалификации узких специалистов, как военных, так и гражданских. Помимо граждан России, у нас обучаются слушатели из других стран — Туркмении, Беларуси, Казахстана, Таджикистана, Монголии, Китая.

В каком направлении сейчас ведется научная работа, какие современные технологии используются?

— В последние годы научные исследования кафедры в основном ориентированы на разработку современной системы оказания психиатрической помощи военнослужащим в мирное и военное время, на сохранение психического здоровья военнослужащих в условиях различных видов военно-профессиональной деятельности, на решение проблем ранней диагностики, лечения и профилактики наиболее актуальных психических расстройств, в том числе алкоголизма, токсико- и наркоманий, ауто- и гетероагрессивного поведения.

С появлением принципиально новых возможностей (благодаря широкомасштабной реконструкции Академии. прим. ред.) особое внимание уделяется проведению фундаментальных и междисциплинарных исследований. Объединение потенциала различных кафедр, специализирующихся в области нейронаук: психиатрии, неврологии, нейрохирургии, нейрореаниматологии, психотоксикологии, нейрогенетики, лучевой диагностики, информатизации — позволяет с принципиально иных позиций подойти к решению проблем как боевой, так и небоевой психической патологии, созданию современных технологий профессионально-психологического отбора, мониторинга психического здоровья военнослужащих, медико-психологической реабилитации ветеранов боевых действий, а также методов экспресс-диагностики и экспресс-коррекции не только психического, но и пихофизиологического состояния военнослужащих.

Использование современных методов нейровизуализации, нейрогенетики и нейроанатомии дает возможность иначе взглянуть на патогенез целого ряда психических заболеваний. К примеру, новые данные нейровизуализации и современные возможности функциональной стереотаксической техники позволяют достигать впечатляющих успехов при лечении ряда некурабельных психических расстройств. А внедрение современных информационных технологий открывает новые перспективы в создании искусственного интеллекта, в том числе нейронных сетей с так называемой «нечеткой логикой».

Каковы, на Ваш взгляд, перспективные направления развития военной психиатрии?

С очевидностью можно сказать только одно: развитие военной психиатрии, как и военной медицины в целом, наряду с решением «традиционных» задач, будет связано с разработкой так называемых превентивных технологий, ориентированных не только на сохранение, но и на укрепление психического здоровья военнослужащих в различных условиях военно-профессиональной деятельности. Отдельные фундаментальные и междисциплинарные исследования уже сейчас сосредоточены на поиске предикторов целого ряда психических заболеваний. Наконец, изменение характера ведения боевых действий, появление новых видов вооружения, в том числе современных информационных угроз, предполагает поиск и новых способов диагностики, коррекции и профилактики возникающих расстройств.

 

Интервью в предыдущий тематический выпуск «Доктор.Ру» Неврология Психиатрия  дал член-корреспондент РАН Владимир Алексеевич Карлов. Этот и другие материалы читайте на сайтах rusmg.ru и elibrary.ru

 

По вопросам подписки обращаться в НП «РУСМЕДИКАЛ ГРУПП» — fin@rusmg.ru. Подписка через Агентство «Роспечать» — во всех отделениях «Почты России».