СлайдшоуСлайдшоуСлайдшоуСлайдшоуСлайдшоуСлайдшоу

09.04.2018 Резюме «Доктор.Ру» Гинекология Эндокринология № 2 (146), 2018

Ранняя диагностика основных локализаций рака органов репродуктивной системы у женщин: проблемы и перспективы

Г. Т. Сухих, Л. А. Ашрафян, И. Н. Кузнецов

Цель статьи: обозначение и описание принципов и возможностей ранней диагностики рака женских репродуктивных органов трех локализаций (молочная железа, шейка матки, эндометрий), позволяющей существенно снизить распространенность запущенных стадий рака.

Основные положения. В статье рассмотрены основные условия, обеспечивающие раннюю диагностику рака молочной железы (РМЖ), шейки матки (РШМ), эндометрия (РЭ), а также наиболее значимые трудности, существующие на этапе скрининга. Представлены необходимые расчетные показатели в рамках скрининга по всем трем локализациям.

Заключение. Реализация результативного скрининга и эффективная ранняя диагностика открывают перспективы выявления наиболее частых локализаций рака органов женской репродуктивной системы (РМЖ, РШМ, РЭ) на относительно ранних стадиях, что в первую очередь позволит снизить одногодичную летальность и повысит 5-летнее излечение.

Ключевые слова: рак молочной железы, рак шейки матки, рак эндометрия, скрининг, ранняя диагностика, маммография, цитологический метод, М-эхо.

Early Diagnosis of the Most Common Female Reproductive Cancers: Challenges and Prospects

G. T. Sukhikh, L. A. Ashrafyan, I. N. Kuznetsov

Objective of the Paper: To identify and describe the principles and potential of early diagnosis for three female reproductive cancers (breast, cervical, and endometrial cancer), which helps significantly reduce the prevalence of advanced stage cancers.

Key Points: This paper outlines key prerequisites for early diagnosis of breast, cervical, and endometrial cancers, and discusses the most significant challenges encountered during screening. Also included is a list of estimated parameters for use in screening for all three cancers.

Conclusion: Effective screening and early diagnosis open up new possibilities for detecting the most common female reproductive cancers (breast, cervical, and endometrial cancer) at relatively early stages, with the most important results being the reduction of one-year mortality and increases in five-year cure rates.

Keywords: breast cancer, cervical cancer, endometrial cancer, screening, early diagnosis, mammography, cytology, M-mode ultrasound.

Библиографическая ссылка:

Сухих Г. Т., Ашрафян Л. А., Кузнецов И. Н. Ранняя диагностика основных локализаций рака органов репродуктивной системы у женщин: проблемы и перспективы // Доктор.Ру. 2018. № 2 (146). С. 69.

Citation format for this article:

Sukhikh G. T., Ashrafyan L. A., Kuznetsov I. N. Early Diagnosis of the Most Common Female Reproductive Cancers: Challenges and Prospects. Doctor.Ru. 2018; 2(146): 69.

Гормонально-метаболические изменения при пролиферативных процессах и предраке женских половых органов

В. Н. Серов

Полиэтиологичность рака как бы исключает возможность существования общих условий для каждой его формы. Однако анализ гормонального канцерогенеза позволил В. М. Дильману (1983) выделить три общих условия, способствующих развитию рака: это увеличение числа делящихся клеток, снижение антираковой иммунной активности, уменьшение активности репарации ДНК. Под влиянием эстрогенов, особенно в условиях дефицита прогестагенов (прогестерона), число делящихся клеток и возможность их перерождения возрастают. Абсолютная или относительная гиперэстрогения способствует пролиферации клеток. Особая роль в нарушении обмена эстрогенов отводится эстрогенам, синтезированным в жировой ткани. Дело не столько в ожирении, сколько в измененном метаболизме. Можно с уверенностью говорить о том, что метаболические нарушения — тот эпигенетический фон, на котором все чаще появляются гиперпластические и предраковые изменения.

Метаболический синдром ведет к иммунодепрессии. Последняя является вторым, наряду с гиперэстрогенией, фактором, вызывающим канкрофилию. Понятие канкрофилии определяет предрасположенность к развитию злокачественного заболевания.

Ключевые слова: гиперэстрогения, метаболические нарушения, гиперпластические и предраковые изменения, эпигенетический фон, канкрофилия.

Hormonal and Metabolic Changes in Proliferative Processes and Precancerous Lesions of the Female Reproductive Organs

V. N. Serov

The multifactorial nature of cancer would appear to exclude any common preconditions for all forms of the disease. In a 1983 analysis of hormonal carcinogenesis, however, V. M. Dilman distinguished three common features promoting the development of cancer: an increase in the number of proliferating cells, reduced anticancer immune activity, and a decline in DNA repair activity. Estrogens, especially under progestin (progesterone)-limiting conditions, increase the number of proliferating cells and the probability of their transformation. An absolute or relative excess of estrogen contributes to cell proliferation. Estrogens synthesized in fat cells are thought to play a particularly important role in estrogen metabolism disturbances. The disturbed metabolism is more important than obesity per se. It is certain that metabolic impairment acts as the epigenetic setting in which hyperplastic and precancerous lesions occur with increasing frequency.

Metabolic syndrome contributes to immunosuppression, which is the second most important causal factor, after hyperestrogenism, in cancrophilia. Cancrophilia refers to a susceptibility to carcinogenesis.

Keywords: hyperestrogenism, metabolic disturbances, hyperplastic and precancerous lesions, epigenetic background, cancrophilia.

Библиографическая ссылка:

Серов В. Н. Гормонально-метаболические изменения при пролиферативных процессах и предраке женских половых органов // Доктор.Ру. 2018. № 2 (146). С. 1114.

Citation format for this article:

Serov V. N. Hormonal and Metabolic Changes in Proliferative Processes and Precancerous Lesions of the Female Reproductive Organs. Doctor.Ru. 2018; 2(146): 1114.

Рак шейки матки и беременность: основные принципы диагностики, лечения и ведения беременности

Ю. С. Голицына, Р. Г. Шмаков, Г. Н. Хабас, Д. Л. Оводенко

Цель обзора: представить современное состояние проблемы рака шейки матки, выявленного во время беременности.

Основные положения. В данном обзоре рассмотрены основные принципы диагностики и лечения рака шейки матки, выявленного во время беременности, а также ведения таких пациенток. На сегодняшний день разработаны принципы противоопухолевого лечения рака шейки матки на фоне беременности, позволяющие не только получить удовлетворительные показатели выживаемости пациенток, но и сохранить беременность в большинстве случаев заболевания стадии I–IIB (International Federation of Gynecology and Obstetrics, 2009). Представлены результаты ряда исследований, показывающие безопасность и эффективность применения неоадъювантной химиотерапии в комплексном лечении пациенток с возможностью пролонгирования беременности. Беременность на различных сроках не ухудшает результаты комплексного противоопухолевого лечения (хирургического и лекарственного) больных раком шейки матки стадии I–IIB.

Заключение. В основном рак шейки матки во время беременности выявляют у молодых женщин с нереализованным репродуктивным потенциалом. Применение современных цитостатиков в большинстве случаев позволяет отсрочить радикальное хирургическое лечение пациенток и даже дает возможность выполнить органосохраняющее вмешательство. Необходимое условие для успешного лечения этих женщин — их строгое динамическое наблюдение в специализированной клинике с наличием квалифицированных хирургов, акушеров и химиотерапевтов.

Ключевые слова: рак шейки матки, беременность, химиотерапия.

Cervical Cancer and Pregnancy: Main Principles of Cancer Diagnosis and Treatment and Pregnancy Management

Yu. S. Golitsyna, R. G. Shmakov, G. N. Khabas, D. L. Ovodenko

Objective of the Review: To provide up-to-date information about cervical cancer detected during pregnancy.

Key Points: This review focuses of the main principles of diagnosing and treating cervical cancer during pregnancy as well as managing pregnant women with this condition. Several main principles of anti-tumor treatment for cervical cancer in pregnant women have been identified, which do not only help achieve acceptable survival rates, but also maintain pregnancy in most patients with stage I-IIB tumor (as defined by the International Federation of Gynecology and Obstetrics, 2009). The authors describe a number of studies that demonstrated the safety and efficacy of neoadjuvant chemotherapy as part of combined-modality treatment and its role in prolongation of pregnancy. Pregnancy at different stages of gestation does not impair the outcomes of combined-modality therapy (surgery and medication) in patients with stage I-IIB cervical cancer.

Conclusion: During pregnancy cervical cancer is most often diagnosed in young women who have not realized their reproductive potential. In most cases, modern cytostatic therapy makes it possible to undertake radical surgery at a later date and even to perform a conservative procedure. Careful, regular follow-up by qualified surgeons, obstetricians, and chemotherapists at a specialist clinic is essential for good treatment outcomes in this patient population.

Keywords: cervical cancer, pregnancy, chemotherapy.

Библиографическая ссылка:

Голицына Ю. С., Шмаков Р. Г., Хабас Г. Н., Оводенко Д. Л. Рак шейки матки и беременность: основные принципы диагностики, лечения и ведения беременности // Доктор.Ру. 2018. № 2 (146). С. 1519.

Citation format for this article:

Golitsyna Yu. S., Shmakov R. G., Khabas G. N., Ovodenko D. L. Cervical Cancer and Pregnancy: Main Principles of Cancer Diagnosis and Treatment and Pregnancy Management. Doctor.Ru. 2018. 2(146): 15–19.

Роль селективной химиоэмболизации маточных артерий в комплексном лечении местнораспространенного рака шейки матки

Н. А. Бабаева, И. Б. Антонова, О. И. Алешикова, С. В. Ивашина, Л. А. Ашрафян, Д. Л. Оводенко

Цель исследования: оценка эффективности и целесообразности селективной химиоэмболизации маточных артерий (ХЭМА) в комплексном лечении местнораспространенного рака шейки матки (МРШМ).

Дизайн: оценочное суммирующее исследование.

Материалы и методы. Селективная ХЭМА с использованием карбоплатина AUC 4 произведена 49 больным МРШМ IB–IIIB стадий: 16 (32,7%) со стадией Ib-2а по FIGO (Т1b-2аN0М0), 18 (36,7%) со стадией IIb (Т2bN0М0), 15 (30,6%) со стадией IIIа-b (Т1bN1V0, Т2aN1М0, Т2bN1М0, Т3bN0М0, Т3bN1М0). Средний возраст пациенток — 45,8 года. Средний объем шейки матки до лечения составил 88,3 см3. Преобладали больные с экзофитными формами роста опухоли (44%), смешанная форма роста опухоли имела место у 24% пациенток и эндофитная форма — у 32%.

Комплексное обследование включало магнитно-резонансную томографию органов малого таза с внутривенным контрастированием, ультразвуковое 3D-исследование органов малого таза, определение уровня онкомаркера SCС, цистоскопию и ректороманоскопию/колоноскопию. У всех пациенток была проведена оценка гемодинамических показателей внутриопухолевого кровотока и кровотока в маточных и яичниковых артериях до начала лечения и на 7-й, 14-й, 21-й день после ХЭМА.

Результаты. Установлено значительное уменьшение объема опухоли после ХЭМА — он составил от 16 см3 до 63 см3, в среднем — 36,6 см3. Наибольшее снижение объема (на 76,3%) отмечено у пациенток с экзофитными формами заболевания. Выявлено существенное уменьшение количества внутриопухолевых сосудов и скорости кровотока, повышение индекса резистентности.

Через 21 день после ХЭМА 10 (20,4%) пациенткам, у которых отсутствовала инфильтрация параметральной клетчатки и объем опухоли уменьшился на 50% и более, было проведено хирургическое лечение в объеме расширенной экстирпации матки с придатками/без придатков. У 39 участниц продолжено проведение неоадъювантной полихимиотерапии — 2 курса в таксано-платиновом режиме с интервалом 21 день. После завершения 2 курсов полихимиотерапии произвели радикальное хирургическое лечение еще 25 (51,0%) пациенткам, у которых после комплексной неоадъювантной терапии удалось добиться значительного уменьшения объема опухоли и резорбции параметральных инфильтратов. У 14 (28,6%) больных с остаточной параметральной инфильтрацией или уменьшением объема опухоли шейки матки менее чем на 50% был проведен курс сочетанной лучевой терапии.

По данным гистологического исследования послеоперационного материала, лечебный патоморфоз в опухоли выявлен во всех 35 наблюдениях. Патоморфоз 1-й степени отмечен у 42,8%, 2-й степени — у 31,4%, 3–4-й степени — у 25,8% пациенток.

Заключение. Целесообразно включение в комплексное лечение больных МРШМ селективной ХЭМА. Использование данного метода особенно перспективно у пациенток с экзофитной формой роста опухоли, сопровождающейся кровотечением.

Ключевые слова: местнораспространенный рак шейки матки, химиоэмболизация маточных артерий.

The Role of Selective Uterine Artery Chemoembolization in Combination Therapy for Locally Advanced Cervical Cancer

N. A. Babaeva, I. B. Antonova, O. I. Aleshikova, S. V. Ivashina, L. A. Ashrafyan, D. L. Ovodenko

Study Objective: To assess the efficacy and expediency of selective uterine artery chemoembolization (UACE) in combination therapy for locally advanced cervical cancer (LACC).

Study Design: This was a summarizing evaluation study.

Materials and Methods: Selective UACE using carboplatin (AUC 4) was performed for 49 patients stage IB–IIIB LACC: 16 (32.7%) with FIGO stage IB-2A (Т1b-2аN0М0), 18 (36.7%) with stage IIB (Т2bN0М0), and 15 (30.6%) with stage IIIA-B (Т1bN1V0, Т2aN1М0, Т2bN1М0, Т3bN0М0, Т3bN1М0). Average patient age was 45.8 years. Average uterine volume prior to treatment was 88.3 cm3. The majority of the patients had exophytic tumors (44%); 24% suffered from the mixed form, and 32% had the endophytic form.

A comprehensive examination included magnetic resonance imaging of the true pelvis with IV contrast, 3D ultrasound imaging of the true pelvis, measurement of the tumor marker SCC, cystoscopy and flexible sigmoidoscopy/colonoscopy. All patients underwent dynamic assessment of intratumoral blood flow and uterine and ovarian arterial blood flow hemodynamics prior to treatment and on days 7, 14 and 21 after UACE.

Study Results: Significant reduction in tumor size was found after UACE; the range was from 16 cm3 to 63 cm3, with an average of 36.6 cm3. The greatest shrinkage, 76.3%, was observed in patients with exophytic tumors. Notable reduction in the number of intratumoral blood vessels and in blood flow velocity was recorded, as well as an increased resistance index.

On day 21 after UACE, 10 (20.4%) patients who had not had parametrial tissue infiltration, and whose tumor had shrunk by 50% or more, underwent surgery—extended hysterectomy with/without appendages. Thirty-nine patients continued to have neoadjuvant polychemotherapy, receiving two courses of taxane-platinum therapy at intervals of 21 days. Another 25 (51.0%) of the patients had radical surgery after completion of two courses of polychemotherapy; these were patients who had achieved significant reduction of tumor size and parametrial infiltrate resorption after the combination neoadjuvant therapy. Fourteen (28.6%) patients with residual parametrial infiltration or cervical tumor shrinkage of less than 50% underwent combined radiation therapy.

Post-surgery histological examination found tumor histological response in all 35 study participants. Grade 1 tumor histological response was recorded in 42.8% of the patients, grade 2 in 31.4%, and grades 3 or 4 in 25.8%.

Conclusion: It is advisable for LACC patients to receive combination therapy including selective UACE. This method is especially promising for patients who have exophytic tumors with bleeding.

Keywords: locally advanced cervical cancer, uterine artery chemoembolization.

Библиографическая ссылка:

Бабаева Н. А., Антонова И. Б., Алешикова О. И., Ивашина С. В., Ашрафян Л. А., Оводенко Д. Л. Роль селективной химиоэмболизации маточных артерий в комплексном лечении местнораспространенного рака шейки матки // Доктор.Ру. 2018. № 2 (146). С. 2025.

Citation format for this article:

Babaeva N. А., Antonova I. B., Aleshikova O. I., Ivashina S. V., Ashrafyan L. A., Ovodenko D. L. The Role of the Selective Uterine Artery Chemoembolization in Combination Therapy of locally Advanced Cervical Cancer. Doctor.Ru. 2018; 2(146): 20–25.

«Подводные камни» цервикального скрининга

С. В. Фириченко, И. Б. Манухин, С. И. Роговская, Е. И. Манухина

Цель обзора: мобилизовать врачебное и научное сообщество России на реальные действия по профилактике рака шейки матки (РШМ).

Основные положения. В обзоре освящаются основные составляющие цервикального скрининга и современные технологии, применяемые в мире, с позиций их эффективности и экономических затрат для здравоохранения.

Заключение. Для эффективного снижения заболеваемости и смертности от РШМ в России необходима спланированная государственная программа цервикального скрининга, которая способна охватить бóльшую часть целевого женского населения.

Ключевые слова: профилактика рака шейки матки, скрининг.

Pitfalls in Cervical Screening

S. V. Firichenko, I. B. Manukhin, S. I. Rogovskaya, Е. I. Manukhina

Objective of the Review: To mobilize the Russian medical and scientific community to take action for cervical cancer prevention.

Key Points: The paper describes the main elements of cervical screening and the modern technologies used around the world, in terms of their effectiveness and the public health costs.

Conclusion: An effective reduction in cervical cancer morbidity and mortality in Russia requires a planned state program of cervical screening, which is capable of covering the majority of the target female population.

Keywords: cervical cancer prevention, screening.

Библиографическая ссылка:

Фириченко С. В., Манухин И. Б., Роговская С. И., Манухина Е. И. «Подводные камни» цервикального скрининга // Доктор.Ру. 2018. № 2 (146). С. 2634.

Citation format for this article:

Firichenko S. V., Manukhin I. B., Rogovskaya S. I., Manukhina Е. I. Pitfalls in Cervical Screening. Doctor.Ru. 2018; 2(146): 2634.

Диагностика и лечение рака молочной железы: что изменилось за 20 лет

Н. И. Рожкова, С. П. Прокопенко, М. Л. Мазо

Цель обзора: показать поступательное развитие новых технологий лучевой диагностики и методов органосберегающего лечения заболеваний молочной железы.

Основные положения. Согласно тенденциям последних лет, наибольшее развитие получили цифровые технологии визуализации молочной железы, что повысило выявляемость ранних форм рака молочной железы. Новые возможности диагностики открыли перспективы органосохраняющего лечения. Комплексное использование хирургических вмешательств, прецизионной лучевой и таргетной лекарственной терапии увеличило продолжительность жизни и снизило смертность за последние 10 лет на 12,5%. Внедрение новых сложных технологий требует перестройки системы подготовки кадров, оптимизации нормативных документов и разработки новых подходов к организации массовых проверочных обследований населения.

Современные технологии диагностики и лечения рака молочной железы, реализуемые в условиях специализированных онкологических учреждений, показывают позитивные тенденции в повышении 5-летней выживаемости больных с 1–2-й стадией заболевания до 96%.

Заключение. Сейчас достаточно хорошо разработана система диагностики и лечения патологий молочной железы. Однако для достижения поставленных перед здравоохранением задач нужны дополнительные усилия по совершенствованию моделей скрининга и методов их профилактики, повышения онкологической настороженности врачей первичного звена здравоохранения, информированности женского населения о факторах риска развития заболеваний молочной железы, действующих программах скрининга и профилактики.

Своевременно начатое лечение доброкачественных дисплазий молочной железы является наиболее ранней и эффективной профилактикой онкологических заболеваний.

Ключевые слова: рак молочной железы, скрининг, цифровая маммография, томосинтез, 3D-панорамное сканирование, вакуумная аспирационная биопсия.

Diagnosis and Treatment of Breast Cancer: What Has Changed over 20 Years

N. I. Rozhkova, S. P. Prokopenko, M. L. Mazo

Objective of the Review: To describe the progressive development of new imaging techniques for diagnosing breast disorders and methods of conservative surgery for these conditions.

Key Points: As the latest trends show, digital imaging techniques allowing for breast visualization have become most popular and improved detection of breast cancer at early stages. New diagnostic options opened up further possibilities for conservative surgery. Combinedmodality treatment, including surgery, precise radiation therapy, and targeted pharmacotherapy, has accounted for better survival rates and a 12.5% reduction in mortality over the last 10 years. The implementation of new complex technologies requires substantial changes in the system of specialist training, harmonization of regulatory documents and identification of new approaches to universal screening.

Modern techniques used at specialist cancer facilities to diagnose and treat breast cancer have been shown to improve the 5-year survival rate in patients with stage 1-2 breast cancer up to 96%.

Conclusion: The current system for diagnosis and treatment of breast disorders is rather well developed. However, some extra efforts are required to achieve goals identified for health care givers, including further improvement of screening models and prevention strategies for breast diseases as well as actions to increase the awareness of malignancies among primary-care physicians and to inform women about risk factors for breast disorders and current screening and prevention programs. Timely treatment for benign breast disease is the earliest and most effective preventive care for malignancies.

Keywords: breast cancer, screening, digital mammography, tomosynthesis, 3D and panoramic imaging, vacuum aspiration biopsy.

Библиографическая ссылка:

Рожкова Н. И., Прокопенко С. П., Мазо М. Л. Диагностика и лечение рака молочной железы: что изменилось за 20 лет // Доктор.Ру. 2018. № 2 (146). С. 3540.

Citation format for this article:

Rozhkova N. I., Prokopenko S. P., Mazo M. L. Diagnosis and Treatment of Breast Cancer: What Has Changed over 20 Years. Doctor.Ru. 2018. 2(146): 35–40.

Эффективность флуоресцентного метода с использованием индоцианин зеленого в детекции сигнальных лимфатических узлов у больных раком шейки матки

Г. Б. Мкртчян, З. Н. Ибрагимов, Е. Г. Бежанова, Е. А. Ульрих, А. Ф. Урманчеева, И. В. Берлев

Цель исследования: оценить эффективность флуоресцентного метода (ФМ) детекции сигнальных лимфатических узлов (СЛУ) c использованием индоцианин зеленого (indocianine green, ICG) у больных раком шейки матки (РШМ).

Дизайн: проспективное исследование.

Материалы и методы. Проанализированы результаты обследования и лечения 44 больных с морфологически верифицированным диагнозом РШМ с клинически установленными стадиями IA2, IB1–IIA1 (FIGO, 2011).

Эндовидеохирургические операции выполнены с использованием видеокамеры высокого разрешения, инструментов стандартной длины, маточного манипулятора и видеокамеры с прямой оптикой. После ревизии брюшной полости СЛУ определены методом флуоресценции с применением ICG и эндовидеохирургического комплекса с функцией ближнего инфракрасного свечения (NIR).

Тридцать семь пациенток были прооперированы в объеме лапароскопической нервосберегающей радикальной гистерэктомии (Piver III типа) с тазовой лимфаденэктомией, 6 — в объеме лапароскопической радикальной гистерэктомии с расширенной параметрэктомией, тазовой и парааортальной лимфаденэктомией до уровня почечных сосудов, одна больная — в объеме лапароскопической радикальной трахелэктомии с тазовой лимфаденэктомией.

Результаты. При использовании ФМ с ICG количество случаев выявления СЛУ составило 43 (97,7%), количество случаев двустороннего выявления СЛУ — 34 (77,3%). Только у одной (2,3%) больной с патоморфологическим подтвержденным диагнозом РШМ IIIB стадии СЛУ не был обнаружен.

Суммарно у 44 пациенток были найдены 102 СЛУ (справа — 50, слева — 51 и 1 СЛУ в парааортальной зоне) (медиана — 2,31). СЛУ наиболее часто локализовались в области наружных и внутренних подвздошных сосудов, ближе к бифуркации общей подвздошной артерии — 70 (68,6%).

Метастатическое поражение СЛУ выявлено у 6 (13,6%) участниц: у 2 с IB2 и у 4 IB1 стадией. При обнаружении метастаза в СЛУ выполнялась лапароскопическая радикальная гистерэктомия с расширенной параметрэктомией, тазовой и парааортальной лимфаденэктомией до уровня почечных сосудов, а также была назначена послеоперационная химиолучевая терапия.

Заключение. Определение СЛУ ФМ с использованием препарата ICG у больных РШМ является эффективным методом диагностики. ФМ с применением препарата ICG для детекции СЛУ позволяет произвести их топическую диагностику, при раннем РШМ — интраоперационно рестадировать заболевание и изменить лечебную тактику.

Ключевые слова: сигнальный лимфатический узел, флуоресцентный метод, индоцианина зеленый, рак шейки матки, лапароскопическая радикальная гистерэктомия.

Effectiveness of the Indocyanine Green Fluorescence Method for Sentinel Lymph Node Detection in Cervical Cancer Patients

G. B. Mkrtchyan, Z. N. Ibragimov, Е. G. Bezhanova, Е. А. Ulrich, А. F. Urmancheeva, I. V. Berlev

Study Objective: To assess the effectiveness of the indocyanine green (ICG) fluorescence method (FM) for sentinel lymph node (SLN) detection in cervical cancer patients.

Study Design: This was a prospective study.

Materials and Methods: The results of examination and treatment were analyzed for 44 patients with a morphologically verified diagnosis of clinical stage IA2 or IB1–IIA1 (FIGO, 2011) cervical cancer.

Endovideosurgery was performed using a high-resolution video camera, standard-length tools, a uterine manipulator, and a direct-optics video camera. After exploration of the abdominal cavity, SLNs were detected using the ICG fluorescence method and an endovideosurgery tool kit with a near-infrared reflectance (NIR) function.

Thirty-seven patients underwent a laparoscopic nerve-sparing radical hysterectomy (Piver III type) with pelvic lymphadenectomy, six had a laparoscopic radical hysterectomy with extended parametrectomy and pelvic and para-aortic lymphadenectomy up to the renal vessels, and one patient had a laparoscopic radical cervicectomy with pelvic lymphadenectomy.

Study Results: SLNs were detected in 43 (97.7%) cases using the ICG FM, with bilateral SLN detection in 34 (77.3%) cases. Only in one (2.3%) patient, with a pathomorphologically confirmed diagnosis of stage IIIB cervical cancer, were no SLNs detected.

In total, 102 SLNs (50 SLNs on the right side, 51 SLNs on the left side, and one para-aortic SLN) (median number, 2.31) were detected in the 44 patients. Most frequently, in 70 (68.6%) of the cases, the SLNs were located near the outer and inner iliac vessels, in proximity to the common iliac artery bifurcation.

Metastases in SLNs were found in six (13.6%) women: two with stage IB2 and four with stage IB1 cancer. When an SLN with metastases was found, a laparoscopic radical hysterectomy with extended parametrectomy and pelvic and para-aortic lymphadenectomy up to the renal vessels was done, as well as post-surgery chemoradiotherapy being prescribed.

Conclusion: SLN detection using the ICG FM is an effective diagnostic method for cervical cancer patients. The ICG FM of SLN detection allows making a localized diagnosis; in cases of early cervical cancer, it allows intraoperative restaging of the disease and adjustment of the treatment plan.

Keywords: sentinel lymph node, fluorescence method, indocyanine green, cervical cancer, laparoscopic radical hysterectomy.

Библиографическая ссылка:

Мкртчян Г. Б., Ибрагимов З. Н., Бежанова Е. Г., Ульрих Е. А., Урманчеева А. Ф., Берлев И. В. Эффективность флуоресцентного метода с использованием индоцианин зеленого в детекции сигнальных лимфатических узлов у больных раком шейки матки // Доктор.Ру. 2018. № 2 (146). С. 4145.

Citation format for this article:

Mkrtchyan G. B., Ibragimov Z. N., Bezhanova Е. G., Ulrich Е. А., Urmancheeva А. F., Berlev I. V. Effectiveness of the Indocyanine Green Fluorescence Method for Sentinel Lymph Node Detection in Cervical Cancer Patients. Doctor.Ru. 2018; 2(146): 4145.

Расширенные экстирпации матки после химиотерапии у больных раком шейки матки стадии IIB

Д. Л. Оводенко, Г. Н. Хабас, А. С. Макарова, Н. А. Бабаева, О. И. Алешикова, Л. А. Ашрафян

Цель исследования: оценка результатов внутривенной и внутриартериальной химиотерапии и последующего радикального хирургического вмешательства у больных раком шейки матки стадии IIB.

Дизайн: пилотное исследование.

Материалы и методы. В исследование включены 55 больных раком шейки матки стадии IIB, их средний возраст — 38,6 ± 7,5 года. На первом этапе комплексного лечения все больные получали неоадъювантную химиотерапию. В зависимости от способа введения цитостатиков пациентки были разделены на две группы. Основную группу составили 15 женщин, которым проводили внутриартериальную инфузию химиопрепаратов и эмболизацию маточных артерий. В контрольную группу были включены 40 пациенток, которым химиотерапию выполняли с внутривенным введением препаратов.

Через 2 недели после введения противоопухолевых лекарственных препаратов оценивали эффективность неоадъювантной химиотерапии, используя клинические методы (осмотр, бимануальное исследование), магнитно-резонансную томографию и ультразвуковое исследование. Степень ответа опухоли шейки матки на терапию цитостатиками определяли, учитывая изменение объема новообразования, который вычисляли с применением всех используемых методов визуализации. Оценивали также токсические реакции и осложнения, возникшие в процессе лечения.

При достаточном уменьшении размеров опухоли и параметральных инфильтратов выполняли хирургическое вмешательство в объеме радикальной экстирпации матки Piver III (тип C2 по классификации Querleu — Morrow) с использованием лапароскопического доступа. При сохранении параметральных инфильтратов, больших размеров опухоли шейки матки хирургическое вмешательство не выполняли, пациенткам проводили химиолучевую терапию по радикальной программе.

Результаты. У пациенток обеих групп после неоадъювантной химиотерапии объем новообразования шейки матки уменьшался в среднем почти на 50%. Полный ответ отмечен у 4 (7,3%) пациенток, частичный — у 46 (83,6%), отсутствие изменений — у 5 (9,1%). Прогрессирование заболевания на фоне неоадъювантной химиотерапии не наблюдали. Не выявлены статистически значимые различия в показателях эффективности неоадъювантной химиотерапии при различных способах введения цитостатиков.

Исследование гастроинтестинальной, а также гематологической токсичности при проведении неоадъювантной химиотерапии показало хорошую переносимость лечения в обеих группах. Введение противоопухолевых препаратов было выполнено всем пациенткам до индивидуально запланированных доз. Отмечено несколько меньшее количество проявлений гастроинтестинальной и гематологической токсичности после внутриартериального введения химиопрепаратов, однако статистически значимые различия не получены.

Радикальное хирургическое лечение удалось провести 51 (92,7%) больной: 38 (95,0%) из контрольной и 13 (86,7%) из основной группы. У 13,3% пациенток основной группы и у 5,0% контрольной отмечено недостаточное уменьшение размеров опухоли шейки матки и инфильтратов, радикальное хирургическое вмешательство не выполняли, проведена химиолучевая терапия.

После хирургического лечения пациенток, относившихся к группам высокого и среднего риска прогрессирования заболевания, направляли для проведения адъювантной лучевой/химиолучевой терапии. В группе больных, которым неоадъювантную химиотерапию проводили с применением внутривенной инфузии цитостатиков, адъювантное лечение потребовалось 57,5%, а среди пациенток, которым выполнили внутриартериальное введение препаратов, — 60,0%. В целом среди больных раком шейки матки стадии IIB, пролеченных с помощью неоадъювантной химиотерапии и радикального хирургического вмешательства, у 37,3% не было показаний к адъювантной лучевой/химиолучевой терапии.

Среднее время наблюдения за пациентками составило 29,7 месяца. В группе больных, которым цитостатики вводили внутриартери-

ально, за это время отмечен один (6,7%) рецидив заболевания. Среди пациенток, которым неоадъювантную химиотерапию выполняли с использованием внутривенной инфузии, рецидивы наблюдались у 3 (7,5%) женщин. Показатель трехлетней безрецидивной выживаемости в обеих группах составлял около 87%.

Заключение. Применение неоадъювантной химиотерапии с последующим радикальным хирургическим вмешательством при раке шейки матки стадии IIB является перспективным направлением научных исследований в онкогинекологии, предварительные результаты показывают значительное повышение как безрецидивной выживаемости больных, так и качества их жизни за счет отказа в ряде случаев от адъювантной лучевой терапии.

Ключевые слова: рак шейки матки, неоадъювантная химиотерапия, химиоэмболизация.

Radical Hysterectomy following Chemotherapy in Patients with Stage IIB Cervical Cancer

D. L. Ovodenko, G. N. Khabas, A. S. Makarova, N. A. Babaeva, O. I. Aleshikova, L. A. Ashrafyan

Study Objective: To analyze the results of intravenous and intra-arterial chemotherapy and subsequent radical surgery in patients with stage IIB cervical cancer.

Study Design: This was a pilot study.

Materials and Methods: Fifty-five patients with stage IIB cervical cancer (mean age 38.6 ± 7.5) were included in the study. The first step in the combined-modality therapy was neoadjuvant chemotherapy, which was given to all the patients. The patients were divided into two groups by mode of administration of the cytostatic agents. The main group was made up of 15 women who received the chemotherapeutic agents via intra-arterial infusion and underwent embolization of the uterine arteries. The control group consisted of 40 patients who received the chemotherapeutic agents via intravenous infusion.

The efficacy of the neoadjuvant chemotherapy was assessed two weeks after administration of the antineoplastic agents. This was done by clinical methods (visual and bimanual examination), magnetic resonance imaging, and ultrasound examination. Cervical cancer response to the cytostatic agents was evaluated by change in tumor volume, measured by all the visualization methods used in the study. Other assessments included toxic reactions and treatment-emergent complications.

Patients with sufficient reduction in tumor volume and parametrial infiltration underwent laparoscopic radical hysterectomy (Piver class III, Querleu-Morrow class C2). Patients whose parametrial infiltration and large cervical tumors remained did not undergo surgery, but received radical chemoradiotherapy.

Study Results: Average tumor size reduction after neoadjuvant chemotherapy was almost 50% in patients in both groups. Complete response was reported in four (7.3%) patients, partial response was seen in 46 (83.6%) patients, and stable disease in five (9.1%) patients. No cases were reported of disease progression during neoadjuvant chemotherapy. There were no statistically significant differences in the efficacy of the neoadjuvant chemotherapy between the groups of patients who received cytostatic agents via different routes.

Treatment was well tolerated in both groups, as assessed by observation of gastrointestinal and hematologic toxic effects during the neoadjuvant chemotherapy. The antineoplastic agents were administered to all the patients up to individually tailored maximum doses. Slightly fewer gastrointestinal and hematologic toxic effects were reported when the chemotherapeutic agents were administered intraarterially, but this difference was not statistically significant.

Radical surgery was possible in 51 (92.7%) patients: 38 (95.0%) in the control group and 13 (86.7%) in the main group. In 13.3% of the patients in the main group and 5.0% of the patients in the control group, reduction in cervical cancer volume and infiltration was insufficient, and radical surgery was not performed. These patients received chemoradiotherapy.

Adjuvant radiotherapy/chemoradiotherapy was administered after surgery to patients at moderate and high risk for disease progression. The percentage of patients who required adjuvant treatment was 57.5% in the group of women who had received cytostatic agents (neoadjuvant chemotherapy) via intravenous infusion and 60.0% among those to whom these agents had been given intra-arterially. A total of 37.3% of the stage IIB cervical cancer patients who had received neoadjuvant chemotherapy followed by radical surgery did not require adjuvant radiotherapy/chemoradiotherapy.

The mean follow-up period was 29.7 months. Among the women who had been given cytostatic agents intra-arterially, tumor recurrence was seen in one patient (6.7%). In the group of patients who had received neoadjuvant chemotherapy via intravenous infusion, tumor recurrence was reported in three (7.5%) of the women. Three-year disease-free survival was about 87% in both groups.

Conclusion: Neoadjuvant chemotherapy followed by radical surgery in patients with stage IIB cervical cancer is a promising research field in gynecological oncology. Preliminary results of this research show this treatment approach significantly increases both disease-free survival and—by omitting adjuvant radiation therapy in some cases—patients’ quality of life.

Keywords: cervical cancer, neoadjuvant chemotherapy, chemoembolization.

Библиографическая ссылка:

Оводенко Д. Л., Хабас Г. Н., Макарова А. С., Бабаева Н. А., Алешикова О. И., Ашрафян Л. А. Расширенные экстирпации матки после химиотерапии у больных раком шейки матки стадии IIB // Доктор.Ру. 2018. № 2 (146). С. 4651.

Citation format for this article:

Ovodenko D. L., Khabas G. N., Makarova A. S., Babaeva N. A., Aleshikova O. I., Ashrafyan L. A. Radical Hysterectomy following Chemotherapy in Patients with Stage IIB Cervical Cancer. Doctor.Ru. 2018; 2(146): 4651.

Международные и отечественные результаты вакцинопрофилактики рака шейки матки и ВПЧ-ассоциированных заболеваний

Н. В. Зароченцева, Ю. М. Белая, Л. К. Джиджихия

Цель обзора: представить последние мировые и отечественные данные о возможностях вакцинопрофилактики рака шейки матки (РШМ) и ВПЧ-ассоциированных заболеваний.

Основные положения. По данным Всемирной организации здравоохранения, ВПЧ является главным инициирующим фактором в генезе РШМ, а также злокачественных процессов вульвы, влагалища, перианальной и орофарингеальной области у мужчин и женщин и рака половых органов у мужского населения. В РФ ежегодно регистрируют порядка 15–16 тыс. новых случаев РШМ и более 7 тыс. летальных исходов. В настоящее время в мире наряду со скринингом появилась возможность проведения первичной профилактики

ВПЧ-ассоциированных заболеваний. В РФ реализованы около 30 региональных программ, а Московская область стала одним из первых регионов РФ, где с 2008 г. с успехом реализуется программа вакцинопрофилактики, накоплен огромный опыт и подтверждена эффективность проводимой вакцинации.

Заключение. Накопленный опыт вакцинопрофилактики РШМ и ВПЧ-ассоциированных заболеваний в мире и в РФ подтверждает высокий уровень ее эффективности и безопасности.

Ключевые слова: папилломавирусная инфекция, цервикальные интраэпителиальные неоплазии, аногенитальные кондиломы, рак шейки матки, вакцинация, беременность.

Preventive Vaccination against Cervical Cancer and HPV-associated Disorders: International and National Data

N. V. Zarochentseva, Yu. M. Belaya, L. K. Dzhidzhikhiya

Objective of the Review: To describe the latest international and Russian data on the use of preventive vaccination against cervical cancer (CC) and HPV-associated disorders.

Key Points: According to the World Health Organization, HPV infection is the main trigger for the development of cancer of the cervix, vulva, vagina, perianal and oropharyngeal areas in both men and women, and cancer of the male genital organs. Approximatively 15,000–16,000 new cases of CC and more than 7,000 deaths are reported annually in the Russian Federation. In addition to screening, primary prevention of HPV-associated disorders is currently available worldwide. About 30 regional programs have been established in Russia so far; Moscow Region is one of the first regions to have implemented a successful preventive vaccination program, beginning in 2008. Substantial experience has been accumulated, and the effectiveness of such vaccination has been confirmed.

Conclusion: International and Russian experience with preventive vaccination against CC and HPV-associated disorders confirms its high levels of effectiveness and safety.

Keywords: human papillomavirus infection, cervical intraepithelial neoplasia, anogenital condylomas, cervical cancer, vaccination, pregnancy.

Библиографическая ссылка:

Зароченцева Н. В., Белая Ю. М., Джиджихия Л. К. Международные и отечественные результаты вакцинопрофилактики рака шейки матки и ВПЧ-ассоциированных заболеваний // Доктор.Ру. 2018. № 2 (146). С. 5258.

Citation format for this article:

Zarochentseva N. V., Belaya Yu. M., Dzhidzhikhiya L. K. Preventive Vaccination against Cervical Cancer and HPV-associated Disorders: International and National Data. Doctor.Ru. 2018; 2(146): 52–58.

Дистресс у больных раком яичников

Г. П. Генс, Н. А. Сирота, И. Н. Олейникова, В. Е. Шикина, В. В. Киркин

Цель обзора: продемонстрировать актуальность и клиническую значимость психологического дистресса у больных раком яичников.

Основные положения. Рак яичников занимает первое место среди причин смерти онкогинекологических больных. Большинство пациенток с раком яичников имеют неблагоприятный прогноз и подвергаются агрессивному лечению. Дистресс является распространенным состоянием в данной группе женщин. Дистресс — это мультифакториальное неприятное эмоциональное переживание в психосоциальной, социальной и/или духовной сферах, которое мешает справляться с болезнью, ее симптомами и лечением. Дистресс может стимулировать прогрессирование опухолевого процесса и снижать качество жизни больных раком яичников.

Заключение. Своевременная диагностика и коррекция дистресса, согласно международным стандартам, позволит улучшить качество жизни пациенток с раком яичников и, возможно, увеличит их общую выживаемость.

Ключевые слова: рак яичников, дистресс, качество жизни.

Distress in Ovarian Cancer Patients

G. P. Guens, N. A. Sirota, I. N. Oleinikova, V. E. Shikina, V. V. Kirkin

Objective of the Review: To demonstrate the topicality and clinical significance of psychological distress in ovarian cancer patients.

Key Points: Ovarian cancer is the leading cause of death among gynecological cancer patients. Most patients with ovarian cancer have a poor prognosis and receive aggressive therapy. Distress is a common condition in this group of women. Distress is a multifactorial unpleasant emotional experience of a psychosocial, social, and/or spiritual nature, which interferes with the ability to cope effectively with the cancer, its symptoms, and the treatment. It may encourage tumor progression and reduce the quality of life of ovarian cancer patients.

Conclusion: Timely diagnosis and treatment of distress in accordance with international standards will improve the quality of life of ovarian cancer patients and, possibly, increase the overall survival rate in this patient population.

Keywords: ovarian cancer, distress, quality of life.

Библиографическая ссылка:

Генс Г. П., Сирота Н. А., Олейникова И. Н., Шикина В. Е., Киркин В. В. Дистресс у больных раком яичников // Доктор.Ру. 2018. № 2 (146). С. 5962.

Citation format for this article:

Guens G. P., Sirota N. A., Оleinikova I. N., Shikina V. E., Kirkin V. V. Distress in Ovarian Cancer Patients. Doctor.Ru. 2018; 2(146): 5962.

Оценка уровней цитокинов в асцитической жидкости при раке яичников на фоне неоадъювантной химиотерапии

О. И. Алешикова, И. Б. Антонова, Н. А. Бабаева, Е. В. Герфанова, В. О. Шендер, Л. А. Ашрафян

Цель исследования: определение уровней цитокинов в асцитической жидкости у пациенток с серозным раком яичников (РЯ) III–IV стадии до и после неоадъювантной химиотерапии (НХТ), проводимой на фоне применения препарата индол-3-карбинола (Indole-3-Carbinol, I3C) в сочетании с эпигаллокатехин-3-галлатом (Epigallocatechin gallate, EGCG).

Дизайн: пилотное исследование.

Материалы и методы. Асцитическая жидкость до начала специального лечения была взята у 24 пациенток. Семь из них не смогли завершить участие в исследовании. Причинами стали гранулезоклеточная опухоль (ГКО), вторичное метастатическое поражение яичников, цистаденома яичника, терапевтическая патология (цирроз печени), и у одной женщины забор биологического материала проведен во время оперативного вмешательства, без НХТ. Таким образом, в исследование вошли 17 женщин. Средний возраст составил 59 ± 3,8 года. На 1-м этапе комбинированного лечения проводилась НХТ по стандартной схеме: паклитаксел 175 мг/м2 в/в в 1-й день и карбоплатин (AUC 6) в/в во 2-й день, медиана составила 4 курса (2–8), с интервалом в 21 день. Дополнительно к НХТ все больные, включенные в исследование, на протяжении всего курса лечения получали препарат, содержащий I3C и EGCG, по 2 капсулы 3 раза в сутки. На 2-м этапе всем 17 пациенткам было выполнено хирургическое вмешательство (экстирпация матки с придатками, субтотальная резекция большого сальника).

В асцитической жидкости были определены уровни 17 цитокинов: ИЛ-1β, ИЛ-2, ИЛ-4, ИЛ-5, ИЛ-6, ИЛ-7, ИЛ-8, ИЛ-10, ИЛ-12, ИЛ-13, ИЛ-17, G-CSF, GM-CSF, ИФН-γ, MCP-1 (MCAF), MIP-1, ФНО-α — до и после НХТ.

Результаты. В группе пациенток, завершивших исследование (n = 17), после НХТ значимо уменьшилось содержание всех цитокинов (р ≤ 0,05), особенно выраженно снизились уровни ИЛ-6 и ИЛ-8 — с 3799,7 ± 177,8 до 619,6 ± 36,8 нг/мл и с 116,4 ± 6,5 до 52,5 ± 3,2 нг/мл соответственно. У пациентки с неблагоприятным прогнозом и плохим ответом на НХТ регистрировались изначально высокие уровни ИЛ-5, ИЛ-6, ИЛ-10, MCP-1 (MCAF). После НХТ отсутствовала положительная динамика в виде снижения концентраций в асците ИЛ-1β, ИЛ-4, ИЛ-5, ИЛ-6, ИЛ-8, ИЛ-17, G-CSF, ИФН-γ, MCP-1 (MCAF), ФНО-α. Отмечено увеличение уровня ИЛ-10. Таким образом, отсутствие уменьшения содержания цитокинов может быть фактором неблагоприятного прогноза.

Среди результатов пациенток, исключенных из основной группы исследования, интерес представляют следующие данные. При цистаденоме яичника регистрировались наименьшие значения ИЛ-6 (113 нг/мл), ИЛ-10 (3,3 нг/мл), ИЛ-1β (0,6 нг/мл), ИЛ-4 (1,2 нг/мл), G-CSF (1,99 нг/мл), ИФН-γ (15,9 нг/мл), ФНО-α (17,4 нг/мл). У пациентки с ГКО установлены минимальные значения ИЛ-1β (0,5 нг/мл), ИЛ-4 (0,2 нг/мл), ИЛ-6 (375,4 нг/мл), ИЛ-8 (18,7 нг/мл), ИЛ-10 (3,5 нг/мл), ИФН-γ (7,5 нг/мл); G-CSF-не определялся. В асцитической жидкости, полученной интраоперационно у пациентки, которая не получала НХТ, наблюдались высокие уровни ИЛ-1β (5,1 нг/мл), ИЛ-4 (4,6 нг/мл), ИЛ-6 (9728,7 нг/мл), ИЛ-8 (368,7 нг/мл), G-CSF (12,1 нг/мл), MCP-1 (MCAF) (227,2 нг/мл), ФНО-α (87,9 нг/мл), ИФН-γ (86,3 нг/мл), значительно превышающие концентрации данных цитокинов в группе пациенток, получавших НХТ.

Заключение. Уровни цитокинов в асците при РЯ могут служить своеобразными биомаркерами, необходимыми для своевременной оценки чувствительности опухоли к тому или иному лекарственному препарату и коррекции проводимой терапии.

Ключевые слова: рак яичников, неоадъювантная химиотерапия, цитокины, асцит, химиорезистентность, воспаление.

Assessment of Cytokine Levels in Ascitic Fluid in Patients with Ovarian Cancer Receiving Neoadjuvant Chemotherapy

O. I. Aleshikova, I. B. Antonova, N. A. Babaeva, Е. V. Gerfanova, V. O. Shender, L. A. Ashrafyan

Study Objective: To determine ascitic fluid levels of cytokines in patients with stage III–IV serous ovarian cancer (OC) before and after neoadjuvant chemotherapy (NCT) given in combination with indole-3-carbinol (I3C) and epigallocatechin gallate (EGCG).

Study Design: This was a pilot study.

Materials and Methods: Ascitic fluid was collected from 24 patients prior to specific therapy. Seven patients were unable to complete the study. The reasons were a granulosa cell tumor (GCT), secondary metastatic lesions in the ovaries, an ovarian cystadenoma, and a medical condition (hepatic cirrhosis); one patient did not receive NCT, and her samples were taken during surgery. Thus, 17 women were enrolled in the study. The average age of the patients was 59 ± 3.8. The first step in combination treatment was a standard NCT regimen: paclitaxel 175 mg/m2 IV on day 1 and carboplatin (AUC 6) IV on day 2; the median number of courses was 4 (2–8); the courses length was 21 days. In addition to NCT all patients enrolled in the study received a drug containing I3C and EGCG, 2 capsules 3 times a day, for the entire duration of the study. In the second step of treatment, all 17 patients underwent surgery (radical hysterectomy with bilateral salpingo-oophorectomy and subtotal resection of the greater omentum).

Ascitic fluid levels of the following 17 cytokines were determined before and after NCT: IL-1β, IL-2, IL-4, IL-5, IL-6, IL-7, IL-8, IL-10, IL-12, IL-13, IL-17, G-CSF, GM-CSF, INF-γ, MCP-1 (MCAF), MIP-1, and TNF-α.

Study Results: In the group of patients who completed the study (n = 17) post-NCT levels of all cytokines were significantly lower (р ≤ 0.05), with reduction in IL-6 and IL-8 levels being particularly marked: from 3,799.7 ± 177.8 to 619.6 ± 36.8 ng/mL and from 116.4 ± 6.5 to 52.5 ± 3.2 ng/mL, respectively. The patient with an unfavorable prognosis and poor response to NCT demonstrated initially high levels of IL-5, IL-6, IL-10, and MCP-1 (MCAF). After NCT there were no positive changes, i.e. no reduction in the levels of IL-1β, IL-4, IL-5, IL-6, IL-8, IL-17, G-CSF, IFN-γ, MCP-1 (MCAF), or TNF-α in the ascitic fluid. Her IL-10 level rose. Thus, no reduction in cytokine levels may be a predictor of an unfavorable prognosis.

In the subgroup of patients withdrawn from the main group, the following data are of interest. Women with ovarian cystadenoma had the lowest levels of IL-6 (113 ng/mL), IL-10 (3.3 ng/mL), IL-1β (0.6 ng/mL), IL-4 (1.2 ng/mL), G-CSF (1.99 ng/mL), IFN-γ (15.9 ng/mL), and TNF-α (17.4 ng/mL). The patient with a granulosa cell tumor had the lowest levels of IL-1β (0.5 ng/mL), IL-4 (0.2 ng/mL), IL-6 (375.4 ng/mL), IL-8 (18.7 ng/mL), IL-10 (3.5 ng/mL), and IFN-γ (7.5 ng/mL); and undetectable levels of G-CSF. The patient who had not undergone NCT had high levels of the following cytokines in her intraoperatively obtained samples of ascites fluid: IL-1β (5.1 ng/mL), IL-4 (4.6 ng/mL), IL-6 (9,728.7 ng/mL), IL-8 (368.7 ng/mL), G-CSF (12.1 ng/mL), MCP-1 (MCAF) (227.2 ng/mL), TNF-α (87.9 ng/mL), and IFN-γ (86.3 ng/mL), which significantly exceeded those in the group of patients who had undergone NCT.

Conclusion: In patients with OC cytokine levels in the ascitic fluid may be considered biomarkers required for a timely assessment of the tumor susceptibility to certain drugs and/or treatment changes.

Keywords: ovarian cancer, neoadjuvant chemotherapy, cytokines, ascites, chemoresistance, inflammation.

Библиографическая ссылка:

Алешикова О. И., Антонова И. Б., Бабаева Н. А., Герфанова Е. В., Шендер В. О., Ашрафян Л. А. Оценка уровней цитокинов в асцитической жидкости при раке яичников на фоне неоадъювантной химиотерапии // Доктор.Ру. 2018. № 2 (146). С. 6368.

Citation format for this article:

Aleshikova O. I., Antonova I. B., Babaeva N. A., Gerfanova Е. V., Shendler V. O., Ashrafyan L. A. Assessment of Cytokine Levels in Ascitic Fluid in Patients with Ovarian Cancer Receiving Neoadjuvant Chemotherapy. Doctor.Ru. 2018; 2(146): 63–68.

Непосредственные результаты неоадъювантной дозоинтенсивной химиотерапии доксорубицином и цисплатином в комбинированном лечении местнораспространенного рака шейки матки

О. А. Смирнова, Н. Э. Бондарев, Н. А. Микая, Е. А. Ульрих, А. Ф. Урманчеева, И. В. Берлев

Цель исследования: оценка непосредственных результатов применения неоадъювантной химиотерапии доксорубицином и цисплатином у больных местнораспространенной формой рака шейки матки (РШМ) IВ2–IIВ стадии.

Дизайн: одноцентровое нерандомизированное контролируемое проспективное исследование.

Материалы и методы. У 70 пациенток (средний возраст — 45 лет) с местнораспространенным РШМ были изучены эффективность и токсичность 3 циклов неоадъювантной дозоинтенсивной химиотерапии цисплатином (75 мг/м2) и доксорубицином (35 мг/м2), вводимых внутривенно в первый день 2-недельного цикла.

Результаты. При дооперационной оценке эффективности дозоинтенсивной неоадъювантной химиотерапии по критериям RECIST 1.1. полный регресс опухоли зафиксирован у 5 (7,1%), а частичный ответ — у 53 (75,7%) больных. Стабилизация процесса была отмечена в 6 (8,6%) случаях. Прогрессирование заболевания выявлено у 6 (8,6%) пациенток. У 89,0% участниц, получивших неоадъювантную химиотерапию в дозоинтенсивном режиме, в сроки от 2 до 3 недель после завершения системного лечения было выполнено хирургическое вмешательство в объеме радикальной экстирпации матки, двусторонней аднексэктомии, тазовой лимфаденэктомии (Piver III).

В исследуемой группе патоморфологический ответ различной степени выраженности на проводимую неоадъювантную дозоуплотненную химиотерапию по схеме АР составил 82,9%. У 5 (7,1%) участниц полный клинический регресс подтверждался полным патоморфологическим ответом (ypCR). У 12 (17,1%) женщин морфологических признаков ответа опухоли на химиотерапевтическое лечение не было. Рецидив заболевания был диагностирован у одной (1,4%) пациентки с частичным регрессом РШМ спустя год после завершения лечения.

Дозоуплотненный режим химиотерапии не привел к существенному росту частоты возникновения осложнений на лекарственном и хирургическом этапах.

Заключение. Анализ непосредственных результатов настоящего исследования показал, что дозоинтенсивная неоадъювантная химиотерапия является эффективным методом и может быть альтернативой стандартного лечения местнораспространенного РШМ.

Ключевые слова: местнораспространенный рак шейки матки, дозоинтенсивная неоадъювантная химиотерапия, патоморфологический ответ, ypCR.

Direct Results of Neoadjuvant Dose-Intensive Chemotherapy with Doxorubicin and Cisplatin in Combination Therapy for Locally Advanced Cervical Cancerer

O. A. Smirnova, N. E. Bondarev, N. A. Mikaya, Е. А. Ulrich, А. F. Urmancheeva, I. V. Berlev

Study Objective: Assessment of the direct results of neoadjuvant chemotherapy using doxorubicin and cisplatin for patients with locally advanced cervical cancer (CC), stage IВ2–IIВ.

Study Design: This was a single-center non-randomized controlled prospective study.

Materials and Methods: Seventy patients (average age 45 years) with locally advanced СС were studied for the efficacy and toxicity of three cycles of neoadjuvant dose-intensive chemotherapy using cisplatin (75mg/m2) and doxorubicin (35mg/m2) administered IV on day one of a two-week cycle.

Study Results: Pre-surgery assessment of the efficacy of the dose-intensive neoadjuvant chemotherapy, using the RECIST 1.1. criteria, found complete tumor regression in five (7.1%) patients and partial response in 53 (75.7%) patients. Process stabilization was observed in six (8.6%) cases. Disease progression was detected in six (8.6%) patients.

Eighty-nine percent of the patients who had received dose-intensive neoadjuvant chemotherapy underwent surgery—total hysterectomy, two-sided adnexectomy, and pelvic lymphadenectomy (Piver III)—between two and three weeks after completing the systemic treatment.

In the group studied, pathomorphological response of various intensity to the dose-intensive neoadjuvant chemotherapy under the АР regimen occurred in 82.9% of the patients. Five (7.1%) patients experienced complete clinical regression, confirmed by pathological complete response (ypCR). The tumors of twelve (17.1%) of the women had no morphological response to the chemotherapy. Disease relapse was diagnosed in one (1.4%) patient with partial regression of CC one year after completion of treatment. Dose-intense chemotherapy did not result in a significant increase of the number of complications in either the therapy or the surgery stage.

Conclusion: Analysis of the direct results of this study demonstrated that dose-intensive neoadjuvant chemotherapy is an effective method, which may be an alternative to the traditional treatment for locally advanced cervical cancer.

Keywords: locally advanced cervical cancer, dose-intensive neoadjuvant chemotherapy, pathomorphological response, ypCR.

Библиографическая ссылка:

Смирнова О. А., Бондарев Н. Э., Микая Н. А., Ульрих Е. А., Урманчеева А. Ф., Берлев И. В. Непосредственные результаты неоадъювантной дозоинтенсивной химиотерапии доксорубицином и цисплатином в комбинированном лечении местнораспространенного рака шейки матки // Доктор.Ру. 2018. № 2 (146). С. 6974.

Citation format for this article:

Smirnova O. A., Bondarev N. E., Mikaya N. A., Ulrich Е. А., Urmancheeva А. F., Berlev I. V. Direct Results of Neoadjuvant Dose-Intensive Chemotherapy with Doxorubicin and Cisplatin in Combination Therapy for Locally Advanced Cervical Cancer. Doctor.Ru. 2018; 2(146): 69–74.

Экспрессия рецепторов половых стероидов в парауретральной ткани пациенток с дисфункцией тазового дна

И. В. Краснопольская, Е. Н. Карева, Д. А. Тихонов

Цель исследования: изучение экспрессии генов рецепторов половых стероидов в парауретральной соединительной ткани пациенток с дисфункцией тазового дна и влияния на нее эстриола в культуре клеток фибробластов.

Дизайн: наблюдательное исследование типа «случай — контроль».

Материалы и методы. Нами обследованы 22 женщины. Основную группу составили 11 пациенток с дисфункцией тазового дна и недержанием мочи при напряжении, в контрольную группу вошли 11 женщин без аналогичных проблем. В исследовании была использована парауретральная соединительная ткань, полученная в ходе реконструктивно-пластических операций (основная группа) и различных гинекологических вмешательств (контрольная группа).

Возраст пациенток обеих групп был сопоставим и составил в среднем 45,1 ± 11,9 года. У женщин со стрессовой инконтиненцией в анамнезе было значимо больше родов, чем у участниц контрольной группы: 2 и более родов было у 9 (81,8%) пациенток основной группы, тогда как в контрольной — у 4 (36,4%). По остальным основным параметрам группы не различались.

Результаты. Экспрессия всех изучаемых видов и изоформ рецепторов существенно различалась между двумя группами. Отличия были разнонаправленными: при инконтиненции экспрессия прогестеронового рецептора типа В (ПР-В) значительно больше, чем в контрольной группе, а экспрессия гена рецептора прогестерона типа А (ПР-A) в основной группе, напротив, была значимо меньше таковой в контрольной группе. Экспрессия рецепторов эстрогена обоих типов у пациенток с инконтиненцией была значимо снижена по сравнению с таковой в контрольной группе: рецептора эстрогена типа α (ЭРα) — в среднем в 15,3 раза, рецептора эстрогена типа β (ЭРβ) — в 13 раз.

Сравнительный анализ полученных данных с помощью метода Спирмена выявил у здоровых женщин положительные корреляции между уровнями ПР-А и ПР-В (r = 0,90; р = 0,037), ПР-А и ЭРα (r = 0,72; р = 0,029), ПР-А и ЭРβ (r = 0,82; р = 0,002), ПР-В и ЭРα (r = 1,00; р = 0,0001), ПР-В и ЭРβ (r = 0,83; р = 0,042). У пациенток с инконтиненцией также обнаружились корреляции между уровнями ПР-А и ПР-В (r = 1,00; p < 0,0001), ПР-А и ЭРα (r = 0,65; р = 0,029), ПР-А и ЭРβ (r = 0,84; р = 0,001), ЭРα и ЭРβ (r = 0,61; р = 0,047).

Для выяснения влияния эстриола на уровни экспрессии целевых генов мы проводили инкубацию культуры фибробластов парауретральной ткани пациенток со стрессовой инконтиненцией с разными концентрациями эстриола. Эстриол дозозависимо повышал экспрессию ЭРα и ПР-А и снижал уровень мРНК ПР-В. Следовательно, местная заместительная терапия нормализует данные параметры в парауретральной ткани женщин с инконтиненцией.

Заключение. Экспрессия рецепторов стероидных гормонов в соединительной ткани урогенитального тракта у пациенток с дисфункцией тазового дна значительно отличается от таковой у здоровых женщин, что указывает на важную роль половых стероидов в патогенезе инконтиненции. Выявление половины из существующих в норме корреляций между экспрессией генов стероидных рецепторов у пациенток основной группы свидетельствует о сохранении по крайней мере части механизмов ауто- и гетерорецепторной регуляции, следовательно, можно прогнозировать успех использования лигандов рецепторов половых стероидов в качестве компонентов терапии инконтиненции. Эстриол способствует восстановлению нарушенного стероид-рецепторного профиля фиброцитов парауретральной ткани пациенток с инконтиненцией.

Ключевые слова: недержание мочи при напряжении, парауретральная соединительная ткань, рецепторы эстрадиола, рецепторы прогестерона, рецепторы андрогенов.

Sex Steroid Receptor Expression in the Paraurethral Tissue of Pelvic Floor Dysfunction Patients

I. V. Krasnopolskaya, Е. N. Kareva, D. А. Tikhonov

Study Objective: To study sex steroid receptor gene expression in the paraurethral connective tissue of pelvic floor dysfunction patients and how it is affected by estriol in a culture of fibroblast cells.

Study Design: This was a case-control observational study.

Materials and Methods: Twenty-two women were examined. The main group comprised 11 patients with pelvic floor dysfunction and stress urinary incontinence, and the control group was made up of 11 women without these problems. The study used paraurethral connective tissue obtained during reconstructive surgery (main group) and various gynecological interventions (control group).

The patients in both groups were of similar ages (average: 45.1 ± 11.9 years). The women with stress urinary incontinence had a history of significantly more deliveries, compared with the control group: nine (81.8%) patients in the main group, but only four (36.4%) in the control group had given birth two or more times. The two groups did not differ in other key parameters.

Study Results: Expression of all the receptor types and isoforms studied differed substantially between the groups. The differences were various in nature: in cases of incontinence, expression of the progesterone receptor B (PR-B) was significantly greater than in the control group, while expression of the progesterone receptor A (PR-A) in the main group was significantly less than in the control group. Expression of estrogen receptors of both types was significantly reduced in patients with incontinence, compared with the same parameter in the control group: for the estrogen receptor α (ERα) it was less by an average factor of 15.3, and for the estrogen receptor β (ERβ) by a factor of 13.

Comparative analysis of the data using the Spearman method identified a positive correlation of PR-A and PR-B levels (r = 0.90; р = 0.037), PR-А and ORα (r = 0.72; р = 0.029), PR-A and ORβ (r = 0.82; р = 0.002), PR-В and ORα (r = 1.00; р = 0.0001), and PR-В and ORβ (r = 0.83; р = 0.042) in healthy women. Patients with incontinence also demonstrated correlation of PR-A and PR-B levels (r = 1.00; p < 0.0001), PR-А and ORα (r = 0.65; р = 0.029), PR-A and ORβ (r = 0.84; р = 0.001), and ORα and ORβ (r = 0.61; р = 0.047).

To determine the influence of estriol on expression levels of the target hormones, we incubated fibroblast cultures taken from paraurethral tissue of the patients with stress urinary incontinence, with estriol in various concentrations. Estriol caused dose-dependent increases in ERα and PR-А expression and reduced the level of PR-B mRNA. Thus, topical replacement therapy normalizes these parameters in the paraurethral tissue of patients with incontinence.

Conclusion: Sex steroid receptor expression in the genitourinary tract connective tissue of pelvic floor dysfunction patients differs greatly from their expression in healthy women, thus indicating that sex steroids play an important role in the pathogenesis of incontinence. The detection, in patients in the main group, of half the normally existing correlations between the expressions of various steroid receptor genes evidences that at least some auto and heteroreceptor regulation mechanisms are preserved; hence the use of sex steroid receptor ligands as a component of incontinence therapy may be predicted to succeed. Estriol promotes the restoration of the disturbed steroidreceptor profile of fibroblasts in the paraurethral tissue of incontinence patients.

Keywords: stress urinary incontinence, paraurethral connective tissue, estradiol receptors, progesterone receptors, androgen receptors.

Библиографическая ссылка:

Краснопольская И. В., Карева Е. Н., Тихонов Д. А. Экспрессия рецепторов половых стероидов в парауретральной ткани пациенток с дисфункцией тазового дна // Доктор.Ру. 2018. № 2 (146). С. 7579.

Citation format for this article:

Krasnopolskaya I. V., Kareva Е. N., Tikhonov D. А. Sex Steroid Receptor Expression in the Paraurethral Tissue of Pelvic Floor Dysfunction Patients. Doctor.Ru. 2018; 2(146): 7579.

Уже опубликованные номера «Доктор.Ру» доступны на сайтах rusmg.ru и elibrary.ru

По вопросам подписки обращаться в НП «РУСМЕДИКАЛ ГРУПП» — fin@rusmg.ru. Подписка через Агентство «Роспечать» — во всех отделениях «Почты России».