СлайдшоуСлайдшоуСлайдшоуСлайдшоуСлайдшоуСлайдшоуСлайдшоуСлайдшоуСлайдшоу

22.03.2017 Доктор медицинских наук, профессор Гаврилова Светлана Ивановна о диагностики и профилактики болезни Альцгеймера

22.03.2017 Доктор медицинских наук, профессор Гаврилова Светлана Ивановна о диагностики и профилактики болезни Альцгеймера

«Профилактика болезни Альцгеймера — одна из приоритетных задач не только нашего подразделения, но и всего международного научного сообщества»

Гаврилова Светлана Ивановна — доктор медицинских наук, профессор, руководитель отдела гериатрической психиатрии и отделения болезни Альцгеймера и ассоциированных с ней расстройств ФГБНУ «Научный центр психического здоровья».

Член президиума и председатель комиссии по геронтопсихиатрии Общества психиатров России, вице-президент общественной организации «Помощь пациентам с болезнью Альцгеймера и их семьям».

Профессор С. И. Гаврилова принимает участие в совместных научных программах Всемирной федерации обществ болезни Альцгеймера и Всемирной организации здравоохранения по проблемам деменции, в международных мультицентровых научных программах по психофармакотерапии болезни Альцгеймера, депрессивных и когнитивных расстройств, а также в выполнении Федеральной программы по социально значимым болезням.

Является автором более 300 научных работ. Под ее руководством защищены 14 диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук и три — доктора наук.

Светлана Ивановна, как изменилась структура психических заболеваний населения старшего возраста в России в связи с увеличением продолжительности жизни? Приведите, пожалуйста, статистические данные.

— К сожалению, мы не располагаем современными данными по эпидемиологии психических заболеваний среди пожилого населения РФ. Официальная статистика по многим причинам не отражает реальную ситуацию в этой области, а последнее популяционное исследование, позволяющее судить об истинном состоянии психического здоровья пожилых россиян, выполнено сотрудниками нашего отдела в начале 2000-х годов. Согласно результатам этой работы, половозрастные показатели болезненности основными психическими заболеваниями у лиц пожилого и старческого возраста не отличаются от международных эпидемиологических данных. В частности, по результатам выполненного в нашем центре популяционного исследования, распространенность деменции среди пожилых москвичей составляет 10,4%. По данным зарубежных исследований, этот показатель колеблется от 5% до 12%. Среди пожилых велика и распространенность депрессивных расстройств: 8,6–14,1% по данным 14 европейских эпидемиологических исследований и среди пожилых москвичей. Еще больше доля так называемых малых форм психической патологии позднего возраста: когни­тивные нарушения, не достигающие уровня деменции, были выявлены при проведении упомянутого популяционного исследования у 18% пожилого населения, а пограничные психи­ческие расстройства — у 20,2%.

Распространенность разных форм психической патологии колеблется в довольно широком диапазоне в зависимости от характера обследуемого контингента. Так, популяционные данные могут существенно отличаться от соответствующих показателей у пожилых больных, пребывающих в психиатрических стационарах, диспансерного контингента, от пожилых людей, обратившихся за медицинской помо­щью в поликлинику, лиц пожилого возраста, получающих помощь в центрах социального обслуживания, и у других категорий обследуемых.

Достоверные и более новые данные о динамике популяционных показателей болезненности психическими расстройствами населения старшего возраста в РФ отсутствуют, прежде всего из-за большой затратности исследований такого рода. Но судя по сильному сходству отечественных и зарубежных популяционных половозрастных показателей, по мере старения российского населения следует ожидать такой же, как в других странах, тенденции к росту болезненности когнитивными расстройствами и деменцией.

Какие программы по ведению пациентов, страдающих болезнью Альцгеймера, по ее профилактике внедряются в практику в Научном центре психического здоровья?

— Этой проблемой мы занимаемся достаточно давно. Еще в середине 1990-х годов в структуре НЦПЗ РАМН появился Научно-методический центр по изучению болезни Альцгеймера и ассоциированных с ней расстройств, преобразованный в дальнейшем в отде­ление, именуемое в народе Альцгеймеровским центром.

По результатам наших многолетних исследований в этой области и с учетом соответствующих международных рекомендаций разработаны стандарты диагностики и лечения деменции, обусловленной болезнью Альцгеймера, и подготовлены «Федеральные клинические рекомендации по диагностике и лечению болезни Альцгеймера», которые в соответствии с решением Минздрава РФ рекомендованы к внедрению в клиническую практику.

Профилактика болезни Альцгеймера — одна из приоритетных задач не только нашего подразделения, но и всего международного научного сообщества. Наши специалисты работают над поиском нетравматичных и недорогих биомаркеров для ранней (додементной) диагностики этой болезни, которая в течение 15–20 лет развивается бессимптомно или на субклиническом уровне. Деменция при ней становится следствием далеко зашедшего и необратимого нейродегенеративного процесса. Современная ранняя диагностика болезни Альцгеймера основана на исследовании спинномозговой жидкости или на выявлении амилоидоза в структурах головного мозга с помощью позитронно-эмиссионной томографии, что требует проведения инвазивной процедуры в первом случае или использования дорогостоящих и малодоступных в клинической практике высокотехнологичных методов — во втором. В нашем подразделении уже получены определенные результаты, материалы проведенных исследований в течение последних двух лет были опубликованы в серии статей в «Журнале неврологии и психиатрии имени С. С. Корсакова». Работа в этом направлении продолжается.

Разработаны методы превентивного терапевтического воздействия для лиц с высоким риском болезни Альцгеймера на основе средств нейротрофической и нейропротективной терапии. Важными направлениями нашей деятельности являются исследование факторов риска болезни Альцгеймера в российской популяции пожилых людей и просветительская работа — распространение среди медицинской общественности и общества в целом знаний о потенциально модифицируемых факторах риска развития деменции и мерах по снижению их патологической значимости (посредством публикаций в СМИ, выступлений на научно-практических семинарах).

Расскажите, пожалуйста, о ге­риатрической психофармакотерапии болезни Альцгеймера.

— Применяется так называемая заместительная нейротрансмиттерная терапия: ингибиторы холинэстеразы (донепезил, галантамин, ривастигмин, ипидакрин) и модулятор NMDA-рецепторов мемантин. Кроме того, лечение предполагает использование методов комплексного терапевтического воздействия с включением в схему долговременной терапии нейропротекторов и средств с нейротрофиноподобным действием (церебролизина, цитиколина, актовегина, ацетилкарнитина), а в случае сочетания болезни Альцгеймера с церебрально-сосудистой патологией — также вазоактивных средств.

При наличии депрессии в структуре альцгеймеровской деменции назначают курсы терапии селективными ингибиторами обратного захвата серотонина и селективными ингибиторами обратного захвата серотонина и норадреналина, но не трициклические антидепрессанты! При выраженных психотических и поведенческих расстройствах показаны непродолжительные курсы лечения малыми дозами атипичных антипсихотиков (кветиапина, рисперидона).

Какую помощь больным с де­менцией и их семьям оказывает го­сударство?

— Следует признать, что сейчас эта помощь довольно ограниченна, прежде всего вследствие низкой выявляемости медицинскими службами ранних стадий болезни Альцгеймера или другой деменции у пожилых людей. А ведь раннее начало патогенетической терапии способно замедлить развитие заболевания и на несколько лет отложить его переход в стадию тяжелой деменции, когда на уход за больными или их пожизненную институционализацию требуются огромные физические, моральные и экономические затраты. В отличие от большинства европейских стран или США, в России не существует единой службы помощи таким больным или координирующих специализированных центров, определяющих «дорожную карту» пациента с когнитивными расстройствами или деменцией (необходимость в уточнении диагноза, направление к врачу иной специальности, вопросы госпитализации, направление на реабилитационные мероприятия, получение социальной поддержки и другие подобные меры). Не разработаны нормативы деятельности так называемых кабинетов памяти в первичном звене здравоохранения или муниципальных реабилитационно-лечебных центров для оказа­ния помощи больным с начальными и нерезко выраженными проявлениями деменции. Отсутствуют даже нормативы деятельности геронтопсихиатрических отделений, хотя сами отделения такого типа существуют в ряде психиатрических стационаров. Очень серьезный пробел в организации помощи пожилым больным с деменцией и другими психическими расстройствами — отсутствие специализации по геронтопсихиатрии в системе подготовки врачей психиатров, хотя потребность национального здравоохранения в таких специалистах уже в ближайшие десятилетия должна вырасти многократно.

До сих пор в России, в отличие от большинства экономически развитых и даже ряда развивающихся стран, нет и специализированного научно-исследовательского центра, где было бы сосредоточено проведение различных исследований по проблеме деменции и который мог бы одновременно координировать организацию помощи этим больным.

Отсутствует также система содействия лицам, ухаживающим за пациентами с деменцией, а ведь они такие же жертвы болезни, как и больные, поскольку подвергаются длительному хроническо­му стрессу со всеми его негативными последствиями для здоровья.

Специально для «Доктор.Ру»

Краснов В. Н.

Интервью в «Доктор.Ру» Неврология Психиатрия № 1 (130), 2017 г. также дала профессор Т. В. Черниговская. Читайте его на сайте rusmg.ru

В научной электронной библиотеке eLIBRARY.ru доступны полные тексты статей. По вопросам подписки обращаться в НП «РУСМЕДИКАЛ ГРУПП» — pb@rusmg.ru. Подписка через Агентство «Роспечать» — во всех отделениях «Почты России».